на главную... Контакты Карта сайта
Компания
Стройматериалы
Дизайн интерьера
Энциклопедия
Обмен опытом
на главную...
Наша специализация:

• оптовая торговля и комплектация строительными и отделочными материалами

• дизайн интерьера, ремонт и отделка, проект электро-оборудования, системы умного дома
Поиск:  





Секреты ремонта и дизайна интерьера.
Вира. Ежедневные новости строительства. Москва, Россия, мир.
Vira.ru. Новые статьи о дизайне интерьера и ремонте.
Новые интерьеры. Галерея выполненных компанией "Вира" работ.
Рейтинг@Mail.ru

Обмен опытом / Новости строительства

Бизнес в ЖКХ пускают с большой неохотой



05.11.2007


С приближением выборов государство все чаще обсуждает ситуацию в жилищно-коммунальном хозяйстве. На недавнем Общероссийском собрании советов муниципальных образований субъектов федерации Владимир Путин заявил: "Эта отрасль продолжает оставаться самой нереформируемой, самой неэффективной и проблемной. Знаю, что любой сидящий в этом зале скажет: денег у нас нет. И правда, я согласен с тем, что вы скажете на этот счет, ...в начале 90-х и финансирование нулевое было, я понимаю. Это мы учитываем, поэтому и десятки миллиардов направляются из федерального бюджета на поддержание этой системы.

Ничего не реформируется почти что, очень мало регионов, где это происходит.

По-прежнему доминируют муниципальные предприятия, по большей части убыточные, заинтересованные в росте тарифов и напрямую связанные с местной бюрократией. Вот в чем одна из серьезных проблем. И по-прежнему в эту сферу с большой неохотой пускают малый и средний бизнес. И не практикуют передачу в концессии инженерной инфраструктуры. Хотя, как я понимаю, это тоже вопрос такой спорный, но там, где это делается, и делается с умом, эффект есть".

Тем не менее частный бизнес пришел в ЖКХ в 2003 году, когда глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс был вынужден собрать нескольких олигархов и создать компанию "Российские коммунальные системы" (РКС). Но спустя полтора-два года бизнесмены за исключением Виктора Вексельберга потеряли интерес к этой отрасли и продали свои пакеты акций РКС. Готовится это сделать и РАО - недавно совет директоров энергохолдинга решил продать этот не совсем профильный актив. О том, насколько коммунальный бизнес в России привлекателен, обозревателю "Времени новостей" Николаю ГОРЕЛОВУ рассказали глава РКС, президент "КЭС-холдинга" Михаил СЛОБОДИН и зампред правления РАО "ЕЭС России", председатель совета директоров РКС Яков УРИНСОН. Михаил Слободин: Состояние всего этого хозяйства, извините, не фонтан версия для печати - Недавно главой Минрегионразвития, отвечающего за ЖКХ, был назначен Дмитрий Козак. В связи с этим вы ожидаете реального реформирования отрасли? - Революции Козак точно делать не будет. Мы давно говорили о необходимости создания центра управления реформами - с полномочиями, с ресурсами. Объем ресурсов, который сегодня передается Козаку в распоряжение, его аппаратный вес, мне кажется, придаст больше динамизма в этом процессе. А реформе-то не хватало как раз динамики, направление, по сути, было правильным. - А какое это направление? - Во-первых, каждый должен платить столько, сколько стоит услуга. Того, кто не может платить, государство субсидирует. И таким образом мы не субсидируем низкими тарифами на коммунальную инфраструктуру всех граждан, включая богатых и бедных, а помогаем только тем, кто реально в этом нуждается.

Во-вторых, конкуренция. - Вы не считаете, если реформа будет управляться из центра, то это будет неэффективно - не может же Козак и его специалисты знать ситуацию в каждой деревне. Мы уже проходили, когда правительство отдало регулирование тарифов в ЖКХ в Федеральную службу по тарифам, которая, по сути, занималась только индексацией по малопонятному принципу. - Регулирование в ФСТ не отдали - отдали только пределы, минимум и максимум.

Но, как всегда, вся суть в деталях. Претензии были правильными. Потому что регулирование на 2006 год произошло в самом конце 2005-го, когда все на местах уже приняли какие-то решения. А в 2006-м, когда уже урегулировали 2007 год, этого не было, все уже адаптировались. В этом плане логика таких пределов на сегодняшний день разумна.

Что касается реформы ЖКХ, она не может быть проведена из центра. Задача центра - формировать правильную законодательную базу и условия для того, чтобы в регионах и на местах ситуация развивалась в правильном направлении.

А прямое влияние федерального центра на реформирование коммуналки, участие в каких-то проектах в прямом виде - это вредно. Потому что действительно невозможно погрузиться во все проблемы не то чтобы в деревне, а даже в мало-мальски крупном городе, о чем и говорил сам министр сразу после назначения. - Основа коммунального реформирования лежит в области дерегулирования тарифов? Ведь население, судя по всему, пока не в состоянии платить по себестоимости. - Нет. Вы находитесь в известной иллюзии. Почти везде уже платят по себестоимости и выше. А кто не может платить, у него субсидия. Система адресных субсидий сейчас просто отлаживается. Поэтому в 90% случаях ситуация нормальная, она не требует никакой революции - там нужен лишь механизм тонкой настройки. Единственное, сейчас говорят о высоких темпах роста тарифов в ЖКХ. Но не мы и не коммунальная инфраструктура во многих случаях становятся тем фактором, который повышает тарифы. У нас цены на газ на следующий год увеличиваются на 25%, а тарифы на услуги ЖКХ чуть ли не в два раза меньше. А тепло мы делаем в основном из газа.

С точки зрения тарифообразования другая проблема. Мы уже не говорим, чтобы нам повышали тарифы в каком-то большом объеме. Мы ставим вопрос о том, что нужны долгосрочные тарифы. Нужны правила, как их повышать, а не просто "давайте повышайте". Нам нужна определенность на пять-семь лет. Должна быть разумная система мотивации нас на сокращение издержек. Ведь если мы этим занимаемся, то этот дополнительный доход не должен учитываться при тарифном регулировании на следующий год. Иначе никакого смысла инвестировать и улучшать качество нет. - Вы будете покупать 25% акций РКС, которые будет продавать РАО? - Будем смотреть. Это сильно зависит от цены. - Зачем вам нужен этот пакет, если у вас уже есть 75% акций РКС? - Логично консолидировать компанию до 100% - мы будем иметь полный контроль и делать то, что нам необходимо. Возможно, проведем определенную "перепаковку" активов. Ведь часть тепловых сетей напрямую технологически связана с ТГК, в зоне которых они находятся. И, вполне возможно, целесообразно окажется передать им эти активы. Кроме того, РКС нуждается в достаточно серьезных денежных вливаниях для развития, и процесс, например, выпуска и размещения допэмиссии с одним собственником провести гораздо проще. - Возможна ли, на ваш взгляд, конкуренция за продаваемый РАО пакет РКС? - Вполне может быть. Иностранцы им интересуются. - Им интересен коммунальный бизнес в России? - Конечно. Они им занимаются в других странах. Может, российские и иностранные финансовые институты заинтересуются. - Какой вид деятельности РКС уже сейчас дает прибыль? - Все виды деятельности дают прибыль. Водоснабжение имеет неплохую рентабельность. Но когда мы говорим о неплохой рентабельности, мы имеем в виду уровень 5-7%. Транспорт электроэнергии, продажа электроэнергии и тепла дают по совокупности небольшую, но доходность. Сказать однозначно, что тепло убыточное, а электричество или вода прибыльны, достаточно сложно. Но в целом мы по крайней мере тепло вывели в позитивный результат. - Почему же в целом в стране коммунальный бизнес убыточен? - В целом в стране идет достаточно серьезное оздоровление ситуации - накопления убытков не происходит, и это уже позитивно. Что касается нас, то мы просто профессионально этим занимаемся. Мы не можем существовать убыточно, у нас цель - позитивный результат как с точки зрения выхода на справедливый уровень тарифов, так и с точки зрения управления издержками.

При этом качество наших услуг должно расти. А если говорить про муниципальные предприятия, то у них такой задачи, как правило, нет. Они понимают, что если случится авария или они получат убыток, то им муниципалитет поможет.

А позади нас никого нет. Поэтому надо работать и делать то, что делают в других странах и в любом бизнесе, - это правильная система мотивации работников, подбор правильных кадров, привлечение инвестиций, правильная работа с внешними финансовыми институтами и акционерами и правильная бизнес-стратегия. Ничего нового. - Вы можете сказать, сколько КЭС как акционер вложили денег в РКС и какую получили отдачу? - Объем вложений средств в коммунальную инфраструктуру у КЭС ограничивается не только РКС - мы, например, приобрели компанию "Новогор" (коммунальная компания, работающая в Пермском крае, была создана структурами "Интерроса". - Ред.), которая в РКС не вошла, потому что у РКС нет средств на покупку этой компании. В целом же наш объем вложений в коммунальный бизнес составляет порядка 150 млн долл., или 4 млрд рублей.

Отдача... Ну если бы мы вложились четыре года назад в акции "Газпрома", то, конечно, мы бы заработали больше. Тем не менее, по нашим оценкам, отдача в "коммуналке" хотя и не очень высокая, но все же на приемлемом уровне - примерно 20% годовых. Конечно, это не на уровне текущих денежных потоков, а на уровне капитализации компании. Я в этих оценках достаточно осторожен, так как подтверждение стоимости этих вложений очень условно, компания не котируется на бирже. Но, я надеюсь, где-то через два-три года мы получим реальное подтверждение того, сколько стоит этот бизнес. Серьезным индикатором, конечно, будет сделка РАО по продаже 25% акций РКС. - А если у вас как у покупателя этого пакета не будет реальных конкурентов, можно ли говорить, что сделка рыночная? - Позиция продавца во всяком случае точно будет. Кроме того, будет рыночная оценка. РАО "ЕЭС" настолько натренировалось продавать активы, что зачастую цены, которые они выставляют, даже рынок заплатить не может - вспомните аукционы по сбытовым компаниям. Поэтому я не думаю, что будет низкая оценка. - Если коммунальный бизнес, как вы говорите, прибыльное дело, то почему олигархи в 2004-2005 годах вышли из РКС, почему "Интеррос" продал вам "Новогор"? - Это пока не прибыльное дело, а безубыточное. И для того, чтобы вывести ситуацию на безубыточный уровень, надо приложить огромное количество усилий.

Почему олигархи не занимаются этим делом? Участие в РКС для них было политическим проектом, по сути, непрофильной инвестицией. Поэтому два года назад, когда у РКС были реальные серьезные проблемы, для них, конечно, лучше было уйти. К тому же в этой компании тогда не было контрольного акционера. А коммуналке сейчас нужен, условно говоря, кулак для принятия решений, для того, чтобы двигаться вперед. А когда каждый вопрос выносится и обсуждается по нескольку раз десятью акционерами, ну какой смысл в таком бизнесе?

Еще почему олигархи не идут - низкая доходность и при этом очень высокие социальные риски. Плюс технические и технологические риски - состояние всего этого хозяйства, извините, не фонтан. И что произойдет через месяц, через два, через три? Каждое утро просыпаться и думать, а ничего ли не случилось?

Коммунальный бизнес - это на самом деле очень тяжелый труд. Надо ездить, заниматься проблемами, иметь менеджерскую команду. Это непросто. А мы сумели все это сконцентрировать. - В 2003 году Анатолий Чубайс предполагал, что РКС будет работать во всех регионах России. Но этого не случилось. Сейчас, когда в компании появился контрольный акционер, это возможно? - Конечно, мы не стремимся работать во всех регионах. Будем работать там, где нам комфортно, где понимают проблемы коммунальной инфраструктуры, где понимают, что для того, чтобы что-то получить, надо что-то дать, там, где реально платежеспособный спрос. Так что мы имеем возможность выбирать. У нас нет задачи спасти всю коммунальную инфраструктуру страны. Потому что мы не в состоянии это сделать. И никто не в состоянии, даже государство. Наша задача - занять свое достойное место в этом сегменте. Больше 10% рынка нам даже и не надо, это очень много. - КЭС будет строить вертикальную интеграцию с участием коммунальных систем? - Коммунальная инфраструктура не дает нам большой вертикальной интеграции.

После определенной "перепаковки" РКС (с точки зрения того, что часть активов может быть передана ТГК) она будет становиться самостоятельным предприятием - с отдельной капитализацией, с отдельной логикой развития. Мы не хотим ограничивать себя в коммунальной инфраструктуре только теми регионами, где работают наши ТГК. Более того, скоро ТГК на своей территории будут самостоятельно развивать тепловой бизнес, тепловые сети. Им нагрузка в виде РКС не нужна. А на других территориях РКС будет интересно развиваться. Яков Уринсон: Низкая рентабельность не всегда отпугивает инвесторов версия для печати - РАО "ЕЭС России" собирается продавать принадлежащий ему пакет акций РКС (25% плюс одна акция). Когда состоится продажа? Сколько может стоить этот пакет? - РАО "ЕЭС" входило в коммунальный бизнес с одобрения правительства с тем, чтобы использовать опыт наведения порядка в электроэнергетике. Вместе с нами в проект "Российские коммунальные системы" пришел целый ряд компаний - и "Газпром", и "Интеррос", и еще несколько. Кто-то исходя из общего понимания ситуации и перспектив бизнеса в ЖКХ, кто-то исходя из коммерческих соображений. Сейчас из крупных инвесторов остались "КЭС-холдинг" (структура "Реновы" Виктора Вексельберга. - Ред.) и мы. Определенную работу в РКС мы сделали. Я считаю, что нам вместе, конечно, с командой Виктора Вексельберга, прежде всего Михаилом Слободиным и Николаем Степановым (исполнительный директор РКС. - Ред.), удалось наладить работу в тех регионах, где мы нашли поддержку местных властей, где удалось привлечь нормальный менеджмент.

РАО "ЕЭС России" будет продавать свою часть акций РКС в январе-феврале.

Вложив всего в эту компанию 1 млрд руб. - 250 млн руб. в уставный капитал при ее основании и 750 млн совсем недавно в ходе допэмиссии акций, - мы реально за свой пакет можем выручить около 2 млрд руб. По крайней мере на такую стоимость нас ориентируют независимые оценщики. Вообще популярность коммунального бизнеса все время растет, несмотря на проблемы, которые есть и в законодательной, и в нормативной базе, и в технологии управления, и в системе тарифного регулирования. Расширяется круг компаний, которые им занимаются. - На чем основана ваша уверенность, что вам удастся продать пакет по такой высокой цене? Ведь многие олигархи все-таки выходят из коммунального бизнеса. - Кто-то выходит, а кто-то входит. Наша уверенность в динамике показателей самой компании РКС. Ее совет директоров недавно подвел итоги первого полугодия, они достаточно хорошие. Прогноз по выручке на 2007 год составляет почти 31 млрд руб. и 1 млрд руб. - по чистой прибыли. И это "живые" деньги, их поступление не зависит от каких-то приходящих факторов, так как это деньги розничных плательщиков, прежде всего населения, очевидно, что электроэнергия, тепло, вода всегда будут нужны. Поэтому коммунальный бизнес - да, тяжелый, сложный, с низкой рентабельностью, но при этом очень устойчивый, очень стабильный. Я абсолютно убежден, что с расширением правовой, нормативной базы, с упорядочением всех отношений в жилищно-коммунальной сфере он будет развиваться. И все, кто играет "вдолгую", будут входить в ЖКХ. Сегодня уже не только российские компании интересуются РКС в связи с продажей нашего пакета. Я знаю, есть европейские компании, которые очень активно интересуются участием в РКС. Европейский банк реконструкции и развития проявляет большой интерес к участию именно в коммунальном бизнесе в России. Поэтому я абсолютно убежден, что наш пакет будет пользоваться спросом. Как минимум один покупатель уже есть, он очевиден (речь идет о КЭС. - Ред.), но, я думаю, будет больше претендентов.

Я знаю, что есть много интересантов этого процесса, не только в стране, но и за рубежом - и нас, и КЭС уведомила французская компания, которая хочет поучаствовать в покупке нашего пакета. Есть и другие компании. Называть их сейчас неправильно. - Вы говорите, что в коммунальном бизнесе низкая рентабельность. Не по этой ли причине все-таки олигархи не стремятся идти туда? - Она низкая по объективным причинам. Причем не только у нас, но и за рубежом. Это ведь регулируемый бизнес - тарифы на жилищно-коммунальные услуги устанавливаются федеральной и региональной энергетическими комиссиями. Инвестиции в коммунальном бизнесе окупаются медленно. Тем более у нас в стране, где степень износа основных фондов в коммунальном бизнесе, по государственным статистическим данным, больше 60%. Нужны серьезные вложения.

Но низкая рентабельность не всегда отпугивает. Если рентабельность низкая, но при этом она стабильна, и нет угрозы уйти в минус, инвестор, конечно, туда идет. Кстати, и большая энергетика, и, например, лекарственный бизнес тоже с низкой рентабельностью. Главное, чтобы он был устойчивый, стабильный, с понятными правилами игры. Инвесторов куда больше отпугивает, что сегодня не до конца определены правила игры в ЖКХ: закон о концессиях не действует, закон о теплоснабжении (который бы определял, кто собственник, менеджер, кто пользователь, кто и как платит - где-то это товарищество, где-то кондоминиум, где-то сами жители, где-то МУП) не принят, нет устойчивых правил тарифного регулирования... Сегодня ведь от воли чиновников зависит, получит ли бизнес возврат на вложенный капитал в ЖКХ или нет. Но, надо отдать должное, Минэкономразвития вышло с предложением перейти в жилищно-коммунальном хозяйстве на так называемую систему тарифообразования RAB. Это когда регулирующий орган закладывает в тариф возврат вложенного капитала по заранее определенному проценту. Если такая система будет утверждена, то это, конечно, будет шаг вперед - бизнес бы понимал, как окупятся его вложения. И наконец, как я считаю, очень важно определиться с частной собственностью в коммунальном бизнесе, с системой управления этим бизнесом. - В таком случае не совсем понятно, что иностранцев может привлекать в российском коммунальном бизнесе. Ведь получается, что идти в этот бизнес - все равно что ловить рыбу в мутной воде. - Нет, никакой нормальный бизнесмен - ни российский, ни крупный иностранный - не любит мутной воды. К тому же ЖКХ - это тот бизнес, который будет всегда. Здесь нет покупателей-монополистов (ведь, скажем, в алюминиевой промышленности очень высокий уровень рентабельности, но очень малое количество покупателей), и даже олигополистов. А это всегда бизнесу выгодно.

Почему многие еще не пришли? Отпугивает как раз неопределенность в правилах игры, в нормативно-законодательной базе, о чем я уже говорил. Однако тот, кто идет первым, тот, хотя и больше рискует, но "столбит поляну" и получает более высокий доход. - По вашему мнению, РКС будет стремиться работать в тех регионах, где работают ТГК, в которых "КЭС-холдинг" - крупный акционер, или будут выходить в другие регионы? Вы поддерживаете создание такой вертикальной интеграции? - Я думаю, что дальше РКС будут развиваться как раз по линии объединения с тепловой генерацией - это предполагает концепция развития РКС. Но вертикальная интеграция - это когда представлена вся цепочка: производство, транспорт, сбыт. Однако законом запрещено соединение в одном юридическом лице, у одного собственника транспорта и генерации. Этого не будет. Но если территориальная генерирующая компания, которая занимается теплоснабжением, имеет того же собственника, что и "дочка" РКС, которая тоже занимается теплоснабжением в том же регионе, то это не вертикальная интеграция. Это объединение, которое может быть полезно, поскольку растут инвестиционные ресурсы, объединяются менеджерские кадры, которых очень мало в этой отрасли.

Кстати, действительно буквально считанные единицы менеджеров, которые хорошо понимают и экономику, и, главное, инженерную сторону тепло-, водо- и энергоснабжения. Проблема надежности сверхактуальна - не дай бог, рванет, как газ в Днепропетровске. Поэтому на совете директоров РКС раз в полгода заслушивают отчет о надежности работы коммунальных предприятий. Последний раз отметили, что показатели аварийности в большинстве региональных "дочек" улучшились. Но, скажем, из 13 как минимум в двух регионах нас насторожили эти показатели. Это "КЭС-мультиэнергетика" (Пермский край) и "Петрозаводские коммунальные системы". Здесь показатель аварийности пока около 20%, он высокий. При этом ноль - в "Нижегородских коммунальных системах", 6% - в брянских, это нормальные показатели. В условиях высокого износа оборудования, плохого состояния трубопроводных систем это очень серьезная проблема, поэтому хорошие кадры тут на вес золота. - Как вы считаете, российский или иностранный бизнес в принципе в состоянии вытащить ЖКХ из кризиса? - Не просто в состоянии, я считаю, что это единственный выход для ЖКХ. Если государство одновременно и собственник, и менеджер, и тот, кто устанавливает правила игры, а как я говорил, коммунальный бизнес является регулируемым, это в принципе неправильно. Это все равно что в футболе игрок еще и сам судья, и тренер, и болельщик. Поэтому мне кажется, что государство должно прежде всего оставить за собой лишь функции установления правил игры, Правительство - выполнять роль регулятора. Собственник же должен быть частный. И уже он будет назначать менеджмент, наводить порядок, инвестировать. - О реформировании ЖКХ говорят уже много лет. И по большому счету непонятно, существует ли жизнеспособная программа реформы. Как вы считаете, с чего нужно начать Дмитрию Козаку, который возглавил Минрегионразвития? - Мне кажется, есть очень хороший задел для начала реформы. Была комиссия при президиуме Госсовета, возглавлял ее Минтимер Шаймиев (президент Татарстана. - Ред.). Она подготовила хороший материал, я сам им до сих пор пользуюсь в своей работе, где было расписано, что нужно сделать в законодательстве и нормотворчестве, чтобы навести в этой сфере порядок, что нужно сделать в системе управления и что нужно сделать в кадровых вопросах.

Нужно просто методично все реализовывать, начиная с принятия закона о теплоснабжении, доведения до ума закона о концессии и принятия подзаконных актов к этому закону. - А какой должна быть схема реформирования ЖХК? Похожей в чем-то на реформу энергетики? - Нет, малая энергетика - это достаточно специфичная область. Здесь прежде всего, еще раз повторю, надо определиться с собственностью. Сейчас это арендные отношения. Скажем, РКС арендует коммунальные объекты на какой-то срок, каждый раз надо договариваться с властью о продлении. А у местных властей иногда бывают, мягко говоря, свои интересы в этой сфере, ведь все ГУПы, МУПы тоже бизнес на этом делают. И когда имущество арендовано, то собственник не воспринимает его как свое и не строит долгосрочных и стратегических расчетов, не вкладывается. Поэтому надо определиться: если концессия, то концессия, если мы отказываемся от частной собственности, например, в сетевом хозяйстве, то отказываемся. Еще группа вопросов - финансовое оздоровление организаций коммунального комплекса, варианты списания, погашения, реструктуризации старых долгов. И так далее. - Почему же до сих пор законодательная база по реформе ЖКХ не принята? - Не ко мне вопрос. Но она крайне необходима. Это большая, гигантская работа по наведению порядка, которая затрагивает интересы всех - губернаторов, мэров, компаний, которые работают в этой области и которые хотят в этой области работать. Надо искать решения, компромиссы. Это работа и законодательных органов, и министерств и ведомств. И она очень серьезно затрагивает социальную сферу, людей. Также это большие деньги - только у одной РКС прогнозный объем продаж на этот год 31 млрд руб.! И вокруг этого масса жучков, которые кормятся от ЖКХ. Так что, с одной стороны, это социальный и экономический вопрос, а с другой - чистая политика, поскольку это избиратели. Но проблемы серьезнейшие, и ими надо заниматься. Если Дмитрий Козак займется ими всерьез, как он это умеет, - системно, методично, на прочной юридической базе, - дай бог! - Государство должно каким-то образом поддерживать частных инвесторов в ЖКХ? - Нет, государство должно создать правила игры, определить отношения к собственности, создать нормальную систему тарифного регулирования. Сейчас государство создало фонд жилищно-коммунального хозяйства, но его вклад должен заключаться не в том, чтобы поддержать окупаемые инвестиции или прогарантировать их возврат, как иногда предлагается. Надо решать накопленные проблемы, прежде всего создание нормальной инфраструктуры в отрасли. Хорошо, если бы государство вложило средства туда, где есть большие дыры, образовавшиеся за многие десятилетия еще с советских времен, например в городские трубопроводы. Они же в ужасном состоянии. Я вот вспоминаю, когда был председателем совета директоров "Пермьэнерго", мы занимались теплоснабжением некоторых районов Перми. Я ехал на одну аварию на муниципальных сетях - это был октябрь или ноябрь, уже холодно было, там бил фонтан. Вскрыли землю, а там труба давно просто сгнила! Теплая вода течет по прокладке под трубой, а верха железного просто нет.

А инвестиции, связанные с приборами учета, с местными подводами-отводами, со строительством новых современных, хороших котельных, - там государству нечего делать. Вот те же РКС в Брянске за восемь месяцев построили и недавно ввели в действие хорошую современную котельную. В Финляндии купили, собрали, проверили - все работает, перевезли в Брянск, смонтировали и к зиме запустили. И такие вложения окупаются очень быстро. - Вы считаете, что сетевое хозяйство обязательно должно остаться за государственными структурами? - Не все сети. Магистральные вряд ли частник потянет. И это предмет вложения местных бюджетов при поддержке регионального и федерального, вот этого созданного фонда поддержки жилищно-коммунального хозяйства. А во все остальное, мне кажется, если частный инвестор, стратег вложится, то точно вложение этих денег будет более эффективным, чем у государства. - Мы не столкнемся с той же проблемой, как в электроэнергетике, - заставить частного инвестора исполнять взятые на себя обязательства? - Да нет такой проблемы в электроэнергетике. Если будут нормальные правила игры, инвестор будет приходить, вкладывать, "отбивать" свои деньги и вкладывать их снова. Как это во всем мире и происходит.
Источник: Время новостей




Обсуждение публикации

Ваше имя*:
Комментарий*:

* – поля обязательные для заполнения.





Copyright © 2020 Вира«ВИРА»
+7(495)730-01-98, vira@vira.ru